May 21st, 2007

Бодр и весел

Не выспан, промерзён и офигевающ или Особенности современной мОлодёжи

Эти пытки начались в ночь с субботы на воскресенье. В 3.30 истово заржал домофон. Сквозь сон ржание казалось милым. Не столь уже после первых десяти попыток. Опосля ещё нескольких периодов завывания и вовсе омерзительным и разбуживающим. Проснулись. Сна нет. Есть сонм лет? Конский домофон уснул. Помолившись и поматерившись снова возлегли. И уж было подкравшаяся дрёма начала одолевать бренные тела, как плям-плямкнул звонок в дверь. Йоу! Ай лав зис гейм. На скором семейном консилиуме было принято решение не впущать зверя в дверь - он опасен, поверь! Зверь плямкал. Сначала одиночными укусами, потом неистовым лаем. Но все двери были наглухо заперты, а одеяло натянуто на уши. Но и оно не спасало. С решительным видом ринулся было к звонку. Но отключить оного зверька не было ни малейшей возможности. Высоко сидит, далеко глядит весь измазан изолентой. Русские не сдаются. Хохляцко-сябровские семейные корни поддержали наши организьмы. Час. Битый битами час продолжался этот хаос. Мерзко, исподволь, когда от предыдущего припадка уже ничего не оставалось и глазья смыкались с робкой надеждой на сон... И снова блямк! Через час решено было задреМАТЬ!
В 6.00 Зверь проснулся с новой силой. Милая сдалась и показала нос в дверной проём.
Соседка. Возраста подрастающего недоросля. Милая вспомнила, что вечером, эта дева просила её открыть дверь на лестничной площадке ибо ключей от оной у той не оказалось... Вернулась ночью. Где и чем занималась умолчим. И, почуяв нашу добро-слабину не сочла неуместным ничего окромя как позвонить нам. Удивляюсь стойкости нервной системы моей любимой. Ибо копьё промеж глаз было бы воткнуто мгновенно и непобелимо. Но и любимая оказалась не робкого десятка. Она решила повоспитывать дремучую недоводоросель. И не открыла дверь. Урря! Мы решили заснуть. Увы. Звонившая, видимо ободрившись (я же говорила, они существуют!) стала наяривать на кнопке с новой неистовой силой.
Это продолжалось сполчаса. Дальше милая сдалась. Вспомнив всех родственников и прочие нелестные слова, мы забылись... Лишь утром я узнал, что эта сцука даже не вякнула "извините"...